29 марта, 2019, BIS Journal №1(32)/2019

«Цифровая платформа — это не столько технология, сколько изменение мышления»


Тосунян Гарегин

Президент (Ассоциация российских банков)

На вопросы BIS Journal отвечает президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян

ЦИФРОВАЯ ЛИХОРАДКА

- Гарегин Ашотович, цифровая лихорадка - так можно назвать тот технологический шквал, который «накрыл» как развитые, так и развивающиеся страны, - докатилась и до России. В чем это выражается?

- Это неизбежность. Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним. Происходящие в мире процессы прежде всего связаны с появлением все новых и новых информационных технологий; бизнес-моделей применения ИТ, называемых цифровыми, чтобы отличить их от уже традиционных; Интернет-устройств и приборов, значительно упрощающих жизнь гражданам, погруженным в «виртуальную реальность». И как главное следствие вышесказанного - появлением нового поколения квалифицированных «продвинутых» потребителей, ориентированных на получение широкого спектра качественных и своевременных услуг, доступных здесь и сейчас.

- А применительно к финансовой сфере каковы технологические тенденции в развитии банковского рынка?

- Во-первых, бизнес банков и клиентское обслуживание перемещаются из офисов и операционных касс в так называемое цифровое пространство. При этом постоянно увеличивается потребность клиентов в цифровых финансовых сервисах, в том числе предоставляемых через интернет и мобильные приложения. Во-вторых, возрастают требования клиентов не только к перечню, но и к качеству банковских сервисов. Теперь уже банкам для поддержания конкурентоспособности нужно формировать индивидуальные предложения для клиентов. Поэтому, как следствие из первых двух вытекает третья тенденция, а именно, - осознанная банками необходимость трансформации своих бизнес-моделей и информационной архитектуры.

Трансформация бизнес-моделей – это в первую очередь предоставление финансовой услуги не в офисах банка, а там и тогда, где и когда такая услуга востребована клиентом.  Это может быть, как чисто финансовая услуга (например, банковский перевод), так и часть комплексной услуги (например, покупка автомобиля за счет кредита или оплата ЖКХ).

ФРОНТ-ОФИС И БЭК-ОФИС

Если говорить о трансформации информационной архитектуры, то популярные до недавнего времени одновендорные системы, главное преимущество которых состоит в единообразии «монолитных» решений, уходят в прошлое из-за их тяжеловесности и неприспособленности к быстрым изменениям.

Сейчас передовые банки технологически разделены на фронт-офис и бэк-офис. У некоторых из них традиционные АБС превратились в отдельные приложения для сборки и консолидации бухгалтерского учёта – так называемые машины проводок. Без разделения технологий банка на фронт- и бэк-офис невозможен переход к цифровому банку.

- Почему невозможен?

- Потому что требования разные. Клиентоцентричный фронт-офис должен быть быстрым, гибким и безопасным, т.е. «мгновенно» предоставлять индивидуальные сервисы под требования конкретных клиентов путем внесения конструктивных, функциональных или дизайнерских изменений, осуществлять  внедрение новых услуг и компонентов без остановки действующих сервисов. Также фронт-офис должен позволять подключение к нему новых клиентов банка. Специалисты говорят, что это делается с помощью открытых API-интерфейсов – это также важная часть цифровой трансформации.

Требования к бэк-офису лежат в других плоскостях: он должен быть стабильным и безопасным, ориентированным на транзакции, а не на клиента. При этом бэк-офис должен по своей информационной архитектуре поддерживать фронт-офис и адаптироваться под все его изменения.

СМЕНА ВЕКТОРА

- В чем суть «цифровой трансформации»?

- В переходе от документо-центричности деятельности к дата-центричности.

Сейчас большинство банков ориентированы на финансовые документы (платёжные поручения, кредитные договоры, гарантии и пр.), а основной актив цифровой организации – это её данные. Дата-центричность предполагает учёт не только цифр, счетов, проводок, документов, но также их семантического смысла, т.е.  должно быть единство формы и содержания.

Именно такой подход позволяет сделать клиента центром банковской деятельности, привязать к нему не только историю использования клиентом предоставляемых банком услуг, но и прогнозировать его поведение, выявлять потребности и предпочтения.

Выявление потребностей и квалифицированное согласие клиента порождают автоматические цепочки операций. Только вот автоматические цепочки операций запрограммировать легко, а гарантировать их правильное выполнение – трудно. Это и осуществляется благодаря цифровой трансформации, которая позволяет повысить эффективность банковской деятельности и в разы снизить себестоимость операций.

ЗАМЕЩАТЬ, А НЕ УЛУЧШАТЬ

- Очевидно, что цифровизация охватывает все большее число банков. Однако, чтобы действительно стать цифровой отраслью, банкам предстоит огромная работа.

- Использование технологии Банк-Клиент и создание полнофункционального мобильного приложения – это лишь маленький шаг к массовости и цифровизации. В идеале финансовая цифровая услуга должна начинаться со стадии проектирования и оставаться цифровой от начала до конца. Она должна быть и проще, и оперативнее, чем услуга обычная – аналоговая. При этом цифровая трансформация должна именно замещать нерациональную организационную структуру, а не улучшать её.

Однако не всегда получается полная замена аналоговой услуги на цифровую. То же можно сказать и про цифровую трансформацию. В этом случае  необходимо будет уже «перестраивать» аналоговую услугу в цифровую, а так называемую нерациональную организационную структуру - в цифровую. При этом, к сожалению, будет затрачиваться больше ресурсов, как человеческих, так и финансовых.

В части организационной при цифровой трансформации необходим переход от исторически сложившихся подразделений к кросс-командам, объединяющим бизнес, ИТ и маркетинг, - к так называемым «цепочкам доставки ценности». Требуется ускорение циклов производства, сокращение «time-to-market» - времени вывода финансового продукта на рынок.

Банки должны приспосабливаться к изменениям внешней среды, вливаясь в так называемые финансовые экосистемы, - динамичные и совместно развивающиеся сообщества, состоящие из разнообразных субъектов, создающих и получающих новое содержание в процессе как взаимодействия, так и конкуренции.

При этом выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям.

- Если конкретно, в чем заключается основная, приоритетная задача банка?

- Сделать клиентов частью своей экосистемы. Важная часть экосистемы – наличие информационного обмена, в процессе которого клиент оставляет «цифровые следы». И банки при принятии решений должны опираться на информацию, которая генерируется поведением клиента при взаимодействии с ними. Здесь включается логика «контрольно-следовой полосы». То, что мы раньше использовали для защиты – «обнаружить и пресечь», теперь используется для обслуживания, если хотите, для заманивания клиента. Логика информационной защиты теперь становится источником новой функциональности. Важна постоянная работа с клиентом, даже когда он не обращается в банк.

ЦИФРОВАЯ ФИНАНСОВАЯ ПЛАТФОРМА

Для реализации сказанного необходима цифровая финансовая платформа, предусматривающая разнообразные модели взаимодействия, в которых разрешается и поощряется участие сервисов или приложений третьих сторон в цепочке предоставления услуги. Платформа будет одна, а вот приложений может быть много.

Я соглашусь с мировыми консультантами в том, что цифровых платформ развития не может быть много.

Действительно, создание полноценной цифровой платформы не под силу каждому банку. Это дорогое удовольствие.  Поэтому должна произойти серьёзная консолидация банковской системы, т.е. построение цифровой финансовой платформы силами нескольких, заинтересованных в инновациях банков. При этом важно, что сохраняется их юридическая независимость, т.е. без фактического слияния банков.

Если банк не в состоянии построить свою цифровую платформу, он может подготовить и отдать на совместную платформу своё приложение. После этого в силу вступают принципы конкуренции - у кого лучше приложение, тот и в выигрыше.

Инновации должны поддерживать процесс удовлетворения клиента. Причём не обязательно банку осуществлять это собственными силами. Можно привлекать игроков с рынка. Самое главное – это то, что экосистема на совместной цифровой платформе должна быть открытой. Более эффективны для финансового сообщества именно открытые экосистемы с размытыми границами, позволяющие привлекать новых участников и сокращать издержки производства за счёт привлечения ресурсов со стороны. Вспомните про API-интерфейсы, о которых мы говорили в начале беседы.

Нужно, чтобы клиент получал ответ на интересующие его вопросы не от Гугла или Яндекса, а от банка. От своего Банка. Например, на вопрос: «Могу ли я получить банковскую гарантию и за какую цену?», он должен получать ответ сразу же, а не после оформления кучи бумажных документов.

Подводя краткий итог можно сказать, что цифровая платформа — это не столько технология, сколько изменение мышления в условиях цифровой экономики.

О БЕЗОПАСНОСТИ

- Давайте перейдем к проблемам информационной безопасности. Не является ли цифровая революция угрозой безопасности для банковской деятельности?

- Использование новых технологий всегда создает новые риски. Но об этом чуть позже. Сначала хотелось бы акцентировать Ваше внимание на том, что с точки зрения безопасности информация характеризуется ещё и направлением. Если пользователь берёт информацию из внешней среды, то защита такой информации – это проблема самого пользователя. Но если он отдаёт информацию во внешнюю среду – в некую «центральную базу», и эта информация влияет на общество (например, расписание поездов или прогноз погоды), то задача защиты этой информации приобретает не только глобальный характер, но и большую важность.

Как было уже сказано, новые технологии создают новые риски. Традиционный подход к обеспечению информационной безопасности опирается на определенную, как правило, достаточно грубую категоризацию объектов информационной инфраструктуры, и затем, в зависимости от категории объекта, - на применение заданного перечня мер безопасности. При этом обоснование именно таких, а не иных мер в конкретной ситуации в нормативных документах, как правило, отсутствует (в какой мере и какие риски при этом снижаются – вопрос). В результате задача обеспечения безопасности на практике заменяется задачей соответствия этим требованиям, а это не одно и то же.

Представляется, что в условиях динамичной цифровой трансформации такой подход не эффективен, потому что мы всегда будем отставать (в том числе и в части нормативного обеспечения) и недостаточно точно соответствовать многообразию профилей рисков, которые быстро меняются. Никакой регулятор за этим не угонится.

Нужен переход от соответствия требованиям к предоставлению безопасных услуг.

- Что такое безопасная услуга?

- Это услуга, при предоставлении которой риск инцидентов понижен до заданного минимума.

Для этого необходимо идти, отталкиваясь от нарушений, которые не должны быть допущены, к мерам доказательного их предотвращения. В этом направлении уже есть некоторые подвижки, но не более.

НА ЯЗЫКЕ БИЗНЕС-ПРОЦЕССОВ

Инциденты должны быть сформулированы на языке бизнес-процессов или предоставляемых сервисов (например, хищения, несанкционированные переводы денежных средств, нарушения прав субъектов, несоблюдение норм права). Обеспечение безопасности должно быть доказательным, а предлагаемые требования – обоснованными. Без этого услуга не должна предлагаться клиенту банка. Кроме того, должны сразу прорабатываться и меры нейтрализации последствий нарушения безопасности услуги – от страхования до юридических процедур (например, восстановление идентичности). При этом утверждения о надежности защиты не должны являться основанием для отказа от проработки таких мер. И не нужно механически перекладывать эту работу на суды! Это им просто непосильно, к тому же судебные процессы протекают всегда очень медленно.

Роль цифрового сообщества – предложить и обсудить в профессиональной среде алгоритмы реализации этого подхода, а также критерии приемлемости риска нарушений и другие сопутствующие вопросы в тесном контакте с регуляторами, которые реализуют это уже в нормативных документах.

 

 

Смотрите также

ЕБС набирает высоту

29 декабря, 2018

Право на ЕИСПСА

18 декабря, 2018
Подпишись на новости!
Подписаться