А вам нравится «BIS Journal»?

Присоединяйтесь к обществу профессионалов по информационной безопасности.

«BIS Journal» рекомендует!
Нажмите МНЕ НРАВИТСЯ!

7 августа, 2017«BIS Journal» № 3(26)/2017

Столпаков Борис

историк криптографии, кандидат физико-математических наук


Сто лет назад

Триумф и трагедия радиоразведки Балтийского флота (Окончание)

Остров Оденсхольм, за морским проливом виден мыс Шпитгамн - место дислокации РОН

ПРОВЕРКА БОЕМ

8 июля 1915 г. на РОН были переведены сотрудники МИД надворный советник Ю.Павлович и коллежский регистратор Б.Орлов. Эти назначения, существенно усилив дешифровальное бюро, оказались весьма своевременными: спустя всего несколько дней, в ходе начавшейся операции германского флота в Рижском заливе, РОН пришлось выдержать настоящий боевой экзамен.

«Благодаря работе дешифровального бюро разведке Балтийского флота удалось заблаговременно вскрыть подготовку к этой операции, определить ее сроки, а затем, по сути, контролировать весь ее ход, обеспечивая командование ценнейшей информацией о действиях противника. Специалисты РОН практически в реальном времени производили разбор шифрованного радиообмена германских кораблей. Содержание отдельных германских радиограмм оказывалось известно русскому командованию даже раньше, чем их получали фактические адресаты. По оценкам современников, РОН успешно выдержала эту "проверку боем" и в полной мере оправдала возлагавшиеся на нее надежды» (7).

Не менее успешно действовала РОН и все последующие месяцы войны. В основе таких достижений лежало своевременное вскрытие новых шифров, вводимых в действие противником (8).

УСУГУБИЛИ…

Следует признать, что действия командования германским флотом по защите своей системы шифрования способствовали успехам русских дешифровальщиков. Компрометация шифрсистемы, связанная с потерей кодовых книг, усугублялась явно не достаточной периодичностью смены ключа (шифра простой замены). Однако «эта система шифрования просуществовала практически в неизменном виде вплоть до 1916 года» (1).

Здесь важно указать, что «командование Балтийского флота всячески стремилось сохранить в тайне работу РОН и ее дешифровального бюро. Все, связанное с шифрперехватом, легендировалось под агентурный источник» (6).

Когда же германское командование узнало, что «Сигнальные книги» «Магдебурга» находятся в руках русских? Можно  достоверно говорить о том, что уже в августе 1915 года оно располагало данной информацией. Источником сведений стал русский морской лётчик, попавший в плен 8 августа 1915 года.  Согласно немецким публикациям, эта информация сразу была доведена до сведения немецкого командования (5).

«Реакция на такое сообщение была вялой и непонятной. Предпринятые немецкими специалистами шаги по защите своей радиосвязи были совершенно не убедительными… Важно подчеркнуть, что к этому времени дешифровальщики Балтийского флота уже успели приобрести большой опыт в обработке германского шифрперехвата, установили рабочие контакты и наладили плодотворное сотрудничество с дешифровальными службами МГШ, МИД, а также со своими английскими коллегами из «Комнаты 40». Это позволило им сравнительно легко парировать предпринятые германским командованием первоочередные шаги по защите своей шифрованной связи. Даже введение в действие в 1916 году нового сигнального кода  не стало в сложившихся условиях большой проблемой для русских дешифровальщиков. Система германского шифрования не претерпела серьёзных изменений, а при разработке нового сигнального кода были использованы, по сути, те же принципы и подходы, что и в «Сигнальной книге» 1913 года. Данное обстоятельство позволило подключённым к работе специалистам «чёрного кабинета» МИД  относительно быстро воссоздать новый сигнальный код, используя представленные в их распоряжение материалы германского шифрперехвата» (5). 

НАГРАДЫ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Особенно существенную помощь дешифровальному бюро РОН оказал один из ведущих криптографов МИД статский советник Э.К.Феттерлейн, заслуги которого перед радиоразведкой Балтийского флота были отмечены двумя орденами. Он прибыл на РОН 5 мая 1916 года и уже через три недели шифр был определен. Затем еще через три недели Э.К.Феттерлейн восстановил общий план кодовой книги и все ее 13 разделов. Благодаря самоотверженной работе и таланту этого специалиста, был разгадан смысл почти 15 тыс. буквенных сочетаний, которыми противник пользовался для описания и выполнения своих боевых задач. Все разделы книги были восстановлены до такой степени, что дешифровальщики успешно использовали её на практике как оригинальную. В дальнейшем содержание кодовой книги уточнялось на новом материале радиоперехвата (9).

Деятельность РОН весьма высоко оценивалась командованием флота. Свидетельством тому неоднократные представления личного состава РОН к боевым наградам. Только за 1915 г. состоялось несколько награждений. Так, уже 29 апреля мичман В.И.Марков был награжден орденом Св. Станислава 3 степени с мечами и бантом "за отличие, выразившееся в разборе неприятельского шифра". А 6 декабря орденами различного достоинства были награждены сразу несколько представителей РОН: В.П.Пржиленцкий, Д.П.Измалков, О.О.Проффен, Ю.Павлович и Б.Орлов. Здесь вместе указаны и военные моряки и сотрудники МИД, что лишний раз свидетельствует о неформальном единстве российских криптографов вне зависимости от их ведомственной принадлежности.

ЗАСЛУГИ НЕПЕНИНА
 
В 1916 году радиоразведку Балтийского флота обеспечивали уже 10 станций радиоперехвата и 10 радиопеленгаторных станций, расположенных на побережье. Радиограммы, перехваченные другими береговыми станциями, также поступали для дешифрования на РОН.
 
«Использование Российским флотом сил и средств радиоразведки на Балтийском море оказалось чрезвычайно эффективным в немалой степени благодаря начальнику Службы связи БФ А.И. Непенину, назначенному в 1916 г. на должность командующего Балтийским флотом. Высокий уровень использования результатов разведывательной деятельности на флоте подтверждается свидетельствами современников. «Зарубежные авторы отмечают, что Непенин до предела отточил способности исходя из сведений радиоразведки и дешифрования создавать полную картину перемещения вражеских кораблей, а по ней вскрывать намерения врага» (9).



А.И. Непенин – организатор радиоразведки БФ
 
СОЮЗНИКИ
 
 «Помимо обеспечения отечественного флота балтийская радиоразведка добывала и ценные сведения для союзников. Например, русское морское командование неоднократно предупреждало англичан о готовившихся налетах немецкой авиации. В 1916 г. отечественная радиоразведка получила восторженный отзыв со стороны английского адмирала Р.Филлимора, лично ознакомившегося с ее работой. Надо отметить, что и британцы добросовестно делились с русским морским командованием своими открытиями и достижениями в области радиоразведки, а также некоторыми ценными документами, попадавшими им в руки с захваченных немецких подводных лодок и иным путем» (9).
 
БАЛТИЙСКИЙ КОД
 
Добавим, что разведывательное отделение штаба флота контролировало соблюдение дисциплины радиосвязи и обеспечение стойкости шифров и кодов, используемых в каналах радиосвязи. Для этого использовался специальный дежурный по радио корабль. «Отступления от правил радиосвязи немедленно пресекались. Выход кораблей в эфир максимально сокращался. Кораблям выдавали шифровальные документы, действующие только на время одного похода. В целях проверки доступности противника к русским шифрам периодически практиковалась передача радиограмм, которые в случае их прочтения должны были вызывать определенные действия противника. Ни одна из таких проверок не имела последствий, что позволяло делать вывод о стойкости «Балтийского кода», составленного в 1915 г. И.И. Ренгартеном» (9).

НА ЧЕРНОМ МОРЕ
 
Необходимо отметить, что боевой опыт РОН был использован при организации аналогичного центра на Черном море в Севастополе. Создание центра было ускорено находкой на Черноморском флоте турецкой «Сигнальной книги». 21 марта 1915 года подорвался на Одесском минном заграждении и затонул на мелководье турецкий крейсер «Меджидие». В конце мая крейсер был поднят и поставлен в док в Одессе, 30 мая 1915 года при целенаправленном поиске в командном помещении нашли «Сигнальную книгу», находившуюся в воде в течение 70 дней  (10).

Специалистами МГШ практически сразу был раскрыт один из применявшихся в турецком флоте шифров, чему весьма способствовали грубые нарушения правил шифрпереписки. Все захваченные документы детально изучались в штабе командующего ЧФ. Выявлено «наличие германских радиотелеграфистов на турецких судах и широкое использование в радиопереговорах действующих в германском флоте документов по связи». Поэтому к анализу радиоперехвата привлекли специалистов из Службы связи Балтийского флота, направив их в Севастополь (10).

ВЫГОДА АНГЛИЧАН

Благодаря дешифровке немецких радиограмм на Балтике, а затем и турецких на Чёрном море русский флот был точно осведомлён о составе и действиях неприятельских сил.

Такое развитие получила «магдебургская» история в России. В союзных державах продолжение «магдебургской» истории оказалось не менее впечатляющим.

У немецкого флота было заведено каждый день по радио сообщать командованию точное положение каждого судна и представлять регулярные отчеты о передвижении в море. Таким образом, у «Комнаты 40» появилась возможность по дешифрованному радиоперехвату создать точную картину действий германского Флота Открытого Моря и, исходя из маршрутов кораблей, понять, где находятся минные поля и безопасные пути.

«Комната 40» извлекла огромную выгоду из широкого радиообмена между немецкими судами, а также из привычки немцев передавать сообщения всегда на полной мощности. Немецким флотом до 1917 года не было предпринято никаких попыток ограничить использование радиосвязи, а позже это было сделано только из опасений пеленгации, но не потому, что командование тревожила возможность дешифрования.

ТЕЛЕГРАММА ЦИММЕРМАНА

Всё же наиболее существенным вкладом «Комнаты 40» в военные усилия Великобритании стала дешифровка телеграммы А.Циммермана. На её основе британская разведка провела известную операцию, с помощью которой удалось втянуть США в Первую мировую войну. 16 января 1917 г. министр иностранных дел Германии А.Циммерман направил немецкому послу в Мехико Телеграмму через Вашингтон, в которой сообщалось о грядущей неограниченной подводной войне и среди инструкций содержалась фраза о том, что если Мексика решит «вернуть себе утраченные владения в Техасе, Нью-Мексико и Аризоне», Германией это будет встречено с пониманием.

Телеграмма была передана в Вашингтон по телеграфу как дипломатическое сообщение через два нейтральных государства: Швецию и Соединённые Штаты. Ведь у Германии не было прямого телеграфного доступа к Американскому континенту, так как англичане перерубили трансатлантические кабели немцев и уничтожили их передающие станции в нейтральных странах. Но президент США В.Вильсон разрешил Германии использовать американский дипломатический канал связи. А.Циммерман надеялся, что англичане не смогут использовать перехваченное сообщение, не признав, что проверяют дипломатическую почту Соединённых Штатов. Телеграмма была перехвачена сразу после отправки и вскоре дешифрована.

По мнению У. Черчилля, в «Комнате 40» смогли дешифровывать телеграмму, благодаря захваченным кодовым книгам, в частности, на «Магдебурге». Но перед Британией стояло две проблемы: нужно было объяснить американцам, как была получена Телеграмма, не раскрыв при этом, что британская разведка контролирует дипломатическую почту нейтральных стран; и предстояло публично объяснить появление расшифрованного текста таким образом, чтобы Германия не заподозрила, что её шифр был взломан.

Обе проблемы были благополучно решены и 20 февраля 1917 года дешифрованная Телеграмма была доведена до сведения американского посла в Лондоне, о чём тот доложил президенту США. Телеграмму опубликовали 1 марта, не разглашая информации об источнике. Её подлинность неожиданно подтвердил сам А.Циммерман. 2 апреля 1917 г. В.Вильсон поставил перед Конгрессом вопрос об объявлении войны Германии. 6 апреля Конгресс дал согласие и Соединённые Штаты вступили в Первую мировую войну на стороне Антанты.

УДАЧИ НЕМЦЕВ

Морских криптоаналитиков Германии, случалось, удача тоже баловала кодовыми книгами противника. Дважды в руки немецких дешифровальщиков попадали военно-морские коды Великобритании, но воспользоваться ими должным образом не удалось: англичане быстро узнавали о компрометации и заменяли коды.

Во время Первой мировой войны немцы смогли снимать и дешифровывать информацию с подводного кабеля связи США — Англия, используя при этом подводные лодки и решив технически сложные проблемы.

ПОБЕДА АНТАНТЫ

В целом следует признать, что на криптографическом фронте морской войны 1914 – 1918 годов Антанта безусловно одержала победу. В этом достижении велик вклад радиоразведчиков и криптографов Балтийского флота и МИД России, сумевших создать и развить общий с союзниками успех, начавшийся с «магдебургской» истории. Деятельность РОН и отлаженного механизма эффективной реализации её результатов стала яркой и впечатляющей демонстрацией возможностей и места криптографии в военном противоборстве.

РЕВОЛЮЦИЯ ИЗМЕНИЛА ХОД СОБЫТИЙ

Но российским морякам и криптографам, как мы знаем, не довелось разделить с союзниками радость окончательной победы. Революция сурово изменила ход событий, приближавших долгожданный победный итог. 4(17) марта 1917 года был смещён «революционными матросами» и убит на базе флота в Гельсинфорсе командующий БФ адмирал А.И.Непенин. Всего в первые дни «бескровной» февральской революции Балтийский флот потерял до 100 офицеров. После заключения Брестского мира с Германией и предоставления независимости Латвии, Эстонии и Финляндии радиоразведывательная служба Балтийского флота прекратила своё существование как система. В январе 1920 года не стало И.И.Ренгартена. Ещё раньше погибли или вынужденно эмигрировали многие его сослуживцы, спасая свои семьи и не желая участвовать в братоубийстве.

Уже во время гражданской войны руководители советского государства были вынуждены налаживать разорённое криптографическое хозяйство. Исследователь истории российской радиоразведки  В.Г.Кикнадзе обоснованно предложил считать временной промежуток 1918–1940 годов периодом восстановления и развития отечественной радиоразведки (9). Вероятно, подобный взгляд справедлив и для других направлений криптографической деятельности. Как мы теперь знаем, отечественной криптографической службе предстояло пройти долгий и сложный период восстановления и развития, прежде чем в условиях свершившихся революционных перемен в государстве и новой эпохи криптографии шифровальных машин советские криптографы смогли заявить о себе так же достойно, как это удалось их предшественникам в годы Первой мировой войны.

КУРГАН ПАМЯТИ

Закончим очерк строками, написанными известным литератором Николаем Андреевичем Черкашиным («Адмиралы мятежных флотов», М., 2003) по давним впечатлениям от посещения мыса Шпитгамн. Точнее, мыса Пыасаспеа, так по-эстонски переменили шведское название.

«Где-то вдали темнели утесы Оденсхольма (ныне Осмусаар) - того самого острова, у подножия которого и сейчас еще ржавеют останки крейсера «Магдебург». Посреди просторной поляны между лесом и морем был насыпан холм, а на холме вовсю пахала небо антенна-качалка радиолокационной станции дальнего воздушного обнаружения. Шпитгамн - эта эфирная гавань, заложенная Непениным, - существовал, жил, действовал!… Правда, задачи у него были несколько иными, но ведь на том же самом антенном поле, где тралили эфир мачты секретного центра радиоразведки русского флота, выставил свои ажурные параболы и радиолокационный дозор ПВО страны.

- Здесь поразительное по своим радиофизическим свойствам место, - сказал командир радиолокационной роты капитан Богданов, который и слыхом не слыхивал об адмирале Непенине и, тем не менее, отдал должное его выбору.

Итак, посреди старого антенного поля был насыпан новый подантенновый холм. Поросший травой, он походил на те курганы, которые насыпали древние над могилами вождей или в память больших событий. Пусть же и эта шпитгамнская радиогорка станет курганом памяти адмирала А.И.Непенина (а также И.И.Ренгартена и их соратников – радиоразведчиков и криптографов Балтики – Б. С.)».

Литература
Партала М.А. Рифы и мифы острова Оденсхольм // Защита информации. Инсайд. 2007. №1.
Соболева Т.А. История шифровального дела в России. М., 2002. С. 281–282.
Кан Д. Война кодов и шифров. М., 2004.
Ежов М.Ю. Один из мифов о крейсере «Магдебург» // Вопросы истории. 2007. №2.
Партала М.А. «Магдебургская» история – «работа над ошибками» // Защита информации. Инсайд. 2014. №2.
Партала М.А., Симонов Д. Н. Радиоразведка русского императорского флота на Балтийском море: история создания // Защита информации. Инсайд. 2005. №1
Партала М.А. Радиостанция особого назначения на мысе Шпитгамн (1915 – 1917) и её место в истории радиоразведки Балтийского флота // Санкт-Петербург и страны Северной Европы: Материалы седьмой международной научной конференции – СПб.: РХГА, 2006.
Партала М.А. Радиоразведка Балтийского флота в Первую мировую войну (к истории создания) // Санкт-Петербург и страны Северной Европы: Материалы шестой международной научной конференции – СПб.: РХГА, 2005.
Кикнадзе В.Г. Развитие сил и средств радиоразведки отечественного военно-морского флота в первой половине ХХ века: исторический опыт и уроки. Диссертация докт. ист. наук. Военная академия ГШ ВС РФ, 2014.
Партала М.А. «Сигнальная книга» с турецкого крейсера «Меджидие» // Защита информации. Инсайд. 2007. №5. 

Мы в социальных сетях

События

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30