22 октября, 2013, BIS Journal №4(11)/2013

Царь Алексей Михайлович – венценосный криптограф


Столпаков Борис

историк криптографии, кандидат физико-математических наук

Одним из важнейших нововведений времён его царствования стало учреждение и становление криптографической службы России

Портрет царя Алексея Михайловича.
Конец 1670 – начало 1680 годов, школа Оружейной палаты.


 

400-летие Дома Романовых, отмечаемое в 2013 году, напоминает о юбилее окончания гражданской войны в нашем Отечестве в XVII столетии. Энергичная и плодотворная деятельность первых царей новой династии тогда во многом способствовала возрождению государства и его эффективной модернизации в кратчайшие сроки. В этой связи даровитая личность царя Алексея Михайловича, второго монарха из рода Романовых, привлекательна для наших читателей многими своими чертами. Из всех его замечательных свойств мы отметим здесь совершенно особенное отношение к шифровальным делам.

 

ПРИСТРАСТИЕ К ТАЙНОПИСИ

Царя Алексея Михайловича историки прямо называют «большим любителем «хитрого», «затейливого» письма, т.е. тайнописи» [1]. Затейные послания он составлял ещё в юные годы. Некоторые его письма к двоюродному брату и другу с детских лет Афанасию Ивановичу Матюшкину содержат тайнопись. На Иллюстрации 1 приведено письмо с перечислением имён и других слов, тайнописное послание здесь составляют первые буквы слов. Содержание послания такое: «Барт (вместо «брат», ошибка – Б.С.), как тебя здесь не стало, то меня и хлебом с закалою (недопечённым – Б.С.) накормить некому» [2].

Иллюстрация 1. Письмо царевича Алексея Михайловича другу А. Матюшкину (с сайта wikimedia.org)

Возможно, в этом увлечении царевича проявилось влияние его воспитателя – боярина Б. И. Морозова, известного как любителя и знатока тайнописи. Имеются и иные послания царевича Алексея Михайловича, с тайнописью в виде крючков.

Когда же он успел освоить тайнопись? По традиции обучение детей знати тогда начинали с пятилетнего возраста. За письмо принимались через 2–3 года, после чтения. Алексея Михайловича несколько лет обучал письму подьячий Посольского приказа Григорий Львов. Можно предположить, что он тогда же научил царевича и шифрованию. По крайней мере, сыновей Алексея Михайловича и дочь Софью учили тайнописи именно так.

Вероятно, мы можем датировать момент углубления царского интереса к криптографии. Согласно архивному документу, в 1652 году были скопированы и «взнесены вверх», т.е. государю, цифирная азбука патриарха Филарета и хранившаяся вместе с ней другая азбука. Возможно, это было связано с замыслом царя отлить колокол с тайнописным текстом для Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде. Так Алексей Михайлович собирался почтить память преподобного Саввы Сторожевского, которого считал своим чудесным спасителем от неминуемой гибели во время охоты на медведя в 1652 году.

К 1653 году царь собственноручно составил весьма пространный текст и разработал 12 азбук для его шифрования. Среди этих азбук были и такие, которые, несомненно, свидетельствуют о глубоком знакомстве Алексея Михайловича с греко-византийскими цифровыми шифрами. Знаменитый звенигородский колокол с тайнописью был отлит в 1667 году, но в XX веке, с сожалению, утрачен. Он вполне заслуживает специального рассмотрения, так как, вероятно, отразил московские криптографические представления середины XVII века.

Архивные документы свидетельствуют, что Алексей Михайлович постоянно использовал тайнопись в повседневных делах. Так, в 1654 году он записал в «походной смотренной тетради 162-го году»: «Ботвиньеву велеть роспись написать в помесном приказе не по русски» [3]. И подьячий Ботвиньев составил роспись дворов служилых людей по данным Поместного приказа, пользуясь тайной азбукой.

УЧРЕЖДЕНИЕ ПРИКАЗА

Одним из нововведений царя Алексея Михайловича была организация Приказа тайных дел. До конца XIX века преобладало представление об этом приказе как о надзорном, контролировавшем работу других властных структур. В XX веке исследователи убедительно показали, что это был главным образом инструмент оперативного управления страной, а не контроля.

Приказ тайных дел «с 1654 года стал военно-административным и внешнеполитическим ведомством, которое было необходимо в чрезвычайных условиях для более слаженного и централизованного руководства»: «Другие приказы основным приёмом своей деятельности считали переписку, Тайный Приказ отдавал предпочтение непосредственному исполнению»[4]. Благодаря Приказу тайных дел, значительно ускорилось прохождение наиболее важных для царя дел через государственную систему управления.

В переписке и документах приказа активно использовалась тайнопись. Хозяйственные дела не являлись исключением. Исследователь пишет о расходных книгах: «В расходных столбцах находим временами или записи тайнописью или указания вроде: 3 декабря 1675 года тайный дьяк Д. Полянский взял 18 рублей, а на какие расходы, "и то по указу великого государя велено ему в столпу (в деле – Б.С.) заметить письмом новой азбуки"». В другом месте читаем: «Существуют тайнописью написанные памяти Ю. Никифорову о вывозе из Англии птиц, лошадей и прочего по описи из Приказа (1663 г.)» [5].

Дипломатическая тайнопись поступала обычно в Посольский приказ, но по тем же вопросам параллельно шла шифрованная переписка и через приказ Тайных дел, если царь придавал им особо важное значение. Так Алексей Михайлович мог оперативно влиять на складывающуюся ситуацию, например, мирных переговоров. Известно немало случаев, когда посыльные доставляли средства тайнописи для личной связи с царём членам переговорных делегаций, пользовавшимся особым доверием государя.

Строгость порядка передачи криптографических документов можно оценить по сохранившейся грамоте царя Алексея Михайловича думному дворянину Афанасию Лаврентьевичу Ордину-Нащокину о посылке к нему тайной азбуки (в 1660 году):

«От царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа великия и малыя и белыя России самодержца, думному нашему дворянину Афонасью Лаврентьевичю Ордину-Нащокину. По нашему великого государя указу послана к тебе думному нашему дворянину указная азбука и против той азбуки тайное писмо за нашею государевою печатью с сею нашею великого государя грамотою вместе с подьячим с Юрьем Никифоровым, как тебе думному нашему дворянину по тому писму наше великого государя дело делать, и о том деле и об иных наших великого государя тайных делех по той же азбуке писать к нам великому государю. И как к тебе ся наша великого государя грамота придет, и ты б тое азбуку и писмо за нашею государевою печатью у подьячего у Юрья принял и ведал один тайно, и по той азбуке о наших великого государя о тайных о всяких делех писал к нам великому государю в приказ Тайных Дел, потому ж один. Писан в царствующем граде Москве, в наших царских палатах, лета 7168-го июля в 28 день» [6].

В ту пору А.Л. Ордин-Нащокин находился в Ливонии как член делегации на переговорах со Швецией. Ю. Никифоров тоже имел свой шифр для связи и постоянно сообщал в Москву о ходе переговоров.

СЕКРЕТЫ МАТЕМАТИКА-ИЕЗУИТА

В царствование Алексея Михайловича широко распространилось шифрование служебных документов. Одновременно развивалось и криптографическое делопроизводство. Оно было сосредоточено не только в Посольском приказе и Приказе тайных дел. Шифровальное делопроизводство велось и в других важнейших приказах. По крайней мере, в Разрядном, главном из военных приказов. Также в Поместном, ведавшем размещением и довольствием служилого населения по стране, и в Печатном, являвшемся юридическим органом, где документы обретали свою силу после проверки и закрепления печатями. И, конечно, в Стрелецком приказе, ведавшем царской охраной.

Верховное руководство шифровальной деятельностью, вероятно, осуществлялось самим царём. Документы приказа Тайных дел сохранили следы глубокого царского интереса к зарубежным публикациям с криптографическим оттенком.

Как отметил один из исследователей [7], «в приказе Тайных дел хранились прорисовки египетских иероглифов с изданной в 1652–1654 годах книги жившего в Риме немецкого учёного-иезуита Анастасиуса Кирхера». С этим известным учёным связаны, помимо прочего, первые попытки дешифрования древнеегипетских иероглифов, создание римского музея древностей Востока и криптографические изыскания. Можно предположить, что именно этот аспект деятельности востоковеда и привлёк внимание царя.

Интерес к Кирхеру в России был устойчивым. В октябре 1671 года в очередной, подготовленный для царя, сборник новостей – «Куранты» включили сообщение, пришедшее из Рима: «Да здесь же прислано из Польши некоторые чюдесные характары, начертания, для показанию Афонасию Кирхерию, мужу зело мудрейшему в науке математитской, ему же чают нигде подобного не обретается». Действительно, именно А. Кирхеру австрийский император предложил должность имперского математика после смерти знаменитого И. Кеплера. Иерархи католической церкви удержали тогда А. Кирхера в Риме, обеспечив ему не менее значимое положение.

К Кирхеру ведёт ещё одна связующая нить. В Москве жил в 1671–1673 годах Яков Рейтенфельс – уроженец Курляндии, племянник личного врача царя Алексея Михайловича. Он прибыл из Польши, из России уехал с царскими поручениями в Рим, где сблизился с Кирхером, «подчёркивая хорошее к себе расположение царя Алексея Михайловича». Позже, во Флоренции Рейтенфельс служил при дворе Козимо III Медичи[8]. Вероятно, встреча с Кирхером была поручением Алексея Михайловича. Известили «Куранты» и о смерти Кирхера в 1680 году.

С.М. Шамин обнаружил интересную запись на обороте листа «Курантов № 6 за 1672 год[7]. Она приведена на Иллюстрации 2. Исследователь увидел в этих надписях размышления при разработке шифровальной азбуки (30 знаков для 30 букв, над некоторыми знаками написаны их буквенные значения) и отметил, что «запись имеет большую ценность как памятник русской криптографической мысли».

Иллюстрация 2. Криптографические поиски

Естественно задать вопрос: кто так увлечённо исписал оборотную сторону листа «Курантов»? Немногие могли позволить себе эту вольность, «Куранты» предназначались для весьма узкого круга людей, прежде всего царя и членов правительства – думы. Возможно, именно Алексей Михайлович был автором криптографических поисков.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ С ЯЗЫКОМ

Царские криптографические размышления иного рода неожиданно открываются при чтении его знаменитого «Урядника сокольничья пути» 1656 года, посвящённого соколиной охоте. В основном внимание читателя, безусловно, завораживает красота слога:

«Красносмотрителен же и радостен высокова сокола лет... Будите охочи, забавляйтеся, утешайтеся сею доброю потехою, зело потешно, и угодно, и весело, да не одолеют вас кручины и печали всякие. Избирайте дни, ездите часто, напускайте, добывайте не лениво и бесскучно, да не забудут птицы премудрую и красную свою добычу.

О славные мои советники и достоверные и премудрые охотники! Радуйтеся и веселитеся, утешайтеся и наслаждайтеся сердцами своими добрым и веселым сим утешением в предыдущие лета!..

Правды же и суда и милостивыя любве и ратного строя не забывайте: делу время и потехе час».

Вместе с тем, привлекает внимание одна особенность описанного в «Уряднике» ритуала посвящения в сокольничие: во время торжественной церемонии произносились слова с сокращениями.

  1. «Брели гор сотло». Соответствующая несокращённая фраза: ВРЕмяЛИ ГОсудаРь СОвершаТь деЛО.
  2. «Сшай дар». Полная фраза: СоверШАЙ ДАР.
  3. «Дарыг чапу врести дан». Полная фраза: госуДАРев челИГ сокольниЧА ПУти В миРЕ и чеСТИ ДАН.
  4. «Дарыг чапу врестил дан». Полная фраза: госуДАРев челИГ сокольниЧА ПУти В миРЕ и чеСТИ быЛ ДАН.
  5. «Дрыгонса». Полная фраза: Дай кРЫло ГОлубиНого мяСА [9].

Здесь «челиг» означает, согласно словарю В. Даля, самца ловчей птицы.

Произнесение этих фраз похоже на эксперимент, связанный с использованием избыточности речи. Сокращённая запись слов – дело привычное с древнейших времён для всех языков. Известное, вероятно, читателям сокращение русских слов под особым надстрочным знаком «титлом» лишь частный случай такой записи. Но с сокращениями в звуковой речи в светском ритуале до «Урядника» автору этой заметки встречаться не приходилось. Можно предположить, что в речах допускались вариации. Например, близки третья и четвёртая фразы.

Проницательный И.Е. Забелин уже давно предположил связь речевых сокращений в ритуале посвящения в сокольничии с увлечением Алексея Михайловича тайнописью. Возражая одному из комментаторов «Урядника», знаменитый историк отметил: «Но позвольте же спросить: почему было смешно выдумывать эти сокращения при Алексее Михайловиче, когда известно, что при нем тайнописание было в большом употреблении даже по дипломатической части» [10].

Интерес к криптографии у Алексея Михайловича сохранялся всю его жизнь, правда, недолгую, ведь он прожил всего 46 лет (1629–1676 г. г.), 30 из них проведя во главе государства. Даже в личных бумагах царя, сохранившихся в архиве Приказа тайных дел, постоянно встречаются шифрованные строки. Их можно увидеть даже среди крюковых записей нот и отрывков из молитв. Один такой фрагмент [11] показан на Иллюстрации 3. Алексей Михайлович переписывался таинописью и со своими детьми. В Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) сохранились шифрованные послания отцу от царевича Фёдора Алексеевича. О них мы сообщали в № 2 журнала «BIS Journal – Информационная безопасность банков» за 2013 [12].

Иллюстрация 3. Конец листа повседневных записей царя Алексея Михайловича

Время царствования Алексея Михайловича (1645–1676 годы) стало периодом подлинного становления российской криптографической службы. Именно тогда сложились система криптографического делопроизводства и связанная с ней неформальная специальная служба. Они состояли из двух главных частей и нескольких более мелких. Главные части – в Посольском приказе и в Приказе тайных дел. Остальные – в правительстве (боярской думе) и в других важнейших приказах. Верховное руководство, вероятно, осуществлялось самим царём.

Собственно, начало криптографической службе было положено ещё в 30-е годы XVII столетия. Именно тогда появилось указание патриарха Филарета от 8 августа 1633 года, связанное с криптографической деятельностью (см. № 1 за текущий год [13]). Распоряжение было подкреплено необходимыми административными мероприятиями, в частности, составлением учебного пособия по тайнописи, обучением шифровальщиков, особым учётом тайнописных документов.

Теперь мы видим новые подтверждения, что 8 августа 1633 года можно рассматривать как обоснованный выбор даты рождения криптографической службы России.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Сперанский М.Н. Тайнопись в юго-славянских и русских памятниках письма. Второе издание. М., 2011. С. 96.
  2. Бартенев П.И. Собрание писем царя Алексея Михайловича. М., 1856. С. 46.
  3. Заозерский А.И. Царская вотчина XVIIв. Из истории хозяйственной и приказной политики царя Алексея Михайловича. М., 1937. С. 241.
  4. Там же. С. 250.
  5. Гурлянд И.Я. Приказ великого государя тайных дел. Ярославль, 1902. С. 3, 13.
  6. Там же. С. 71.
  7. Шамин С.М. Неизвестная тайнописная азбука из архива приказа Тайных дел. //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М., 2010. № 2. С.1 04.
  8. Утверждение династии. М., 1997. С. 416.
  9. Бартенев П.И. Указ соч. С. 105, 107, 115, 116.
  10. Забелин И.Е. Черты русской жизни в XVII столетии // Отечественные записки. М.,1857. Т. 9. Отд. 1.
  11. РГАДА. Ф.27. О.1. Д.337. Л.11.
  12. Столпаков Б.В. Слово о ключе изначальном // Информационная безопасность банков. М., 2013. № 2. С. 63–67.
  13. Столпаков Б.В. « Чтоб было в тех землях не знатно» //Информационная безопасность банков. М., 2013. № 1. С. 86–90.

 

Смотрите также

И учиться, и учить

17 сентября, 2013
Подпишись на новости!
Подписаться