31 августа, 2011, BIS Journal №3(3)/2011

Тайнопись древнерусских купцов


Седов Павел

Доктор экономических наук (BIS Journal)

Безопасность взаимных расчётов оберегали архаичные способы шифрования

С древнейших времён финансы и шифрование − две вещи нераздельные, в том числе у нас, начиная с Древней Руси. По-русски криптография (от древнегреческого κρυπτ?ς − «скрытый» и γρ?φω — «пишу») и шифры (от арабского (от араб. ?????, ?ifr − «ноль», откуда французское chiffre − «цифра») именовались тайнописью. Учились которой наши пращуры и у «экспертов» из Византии – колыбели русского Православия, и у залетных спецов из Западной Европы. Затем, как часто бывало в истории, русская смекалка заработала по полной, и процесс развития искусства тайнописи «пошел» семимильными шагами.

Центрами развития национальной криптографии, сначала на бересте, потом на бумаге стали, естественно, духовно-политические центры, очаги грамотности и культуры монастыри. Современным россиянам с компьютерами, интернетом, глобальной мобильной связью и прочими инновациями остаётся только удивляться и восхищаться тем уровню развития тайнописи на Древней Руси. Использовались очень сложные системы тайнописи со специальными ключами и их комбинациями, и шифры попроще.

Уже с XII века на Руси политическая и деловая, в том числе торговая, корреспонденция стали немыслимой без тайнописи. Секретные директивы своих хозяев контрагентам по городам и весям возили приказчики. Просто, но эффективно, учитывая, что грамотность в те времена была большой редкостью. Шифровые ключи передавались из рук в руки, без свидетелей, или через абсолютно надежных посыльных, как правило, кровных родственников. Соблюдать тайну обещали высшей клятвой православных русских − «крест целовали». Любому купцу, оберегая свои «коммерческие тайны» и от конкурентов, и от лихих людей, приходилось учиться писать шифрованные послания. Ещё дореволюционные историки разгадали системы архаической русской тайнописи, и теперь с превеликим интересом можно читать тайную коммерческую переписку наших пращуров.

Исторические сведения о тайнописи в сфере торговли и финансовых дел в те времена приходится собирать по крупицам. Документов сохранилось обидно мало: на то она и тайнопись, чтобы после дешифровки и прочтения информации получатели её поскорее уничтожали, сжигали. Но кое-что сохранилось, в первую очередь − финансовые документы: записи займов на солидные, по тем временам, суммы, требования уплаты долгов, угрозы с целью вернуть проценты на занятое, жалобы на княжеских слуг − сборщиков оброков и т.д.

Русские дореволюционные исследователи выделили семь основных систем архаической тайнописи:

  1. Иные письма − применение, вместо общепринятого на Руси кириллического алфавита, иноязычных −  греческих и латинских.
  2. Измененные знаки− искажение начертания букв при сохранении исконного произношения прибавлением дополнительных графических элементов – петель, крючков, искривления прямых штрихов, выпрямления округлых и т.д.
  3. Условные знаки − придумывание для букв особых начертаний.
  4. Замены по шифровому ключу одной буквы на другую из того же алфавита.
  5. Счетная или цифирная система: использование вместо букв цифр, т.к. в кирилловском алфавите все буквы, кроме «б», имели значение цифр.
  6. «Акростих» − составление послания по отдельным, обычно начальным, буквам фразы.
  7. Зеркальное письмо − составление послания в обратном порядке букв – справа налево.

Текст тайнописи обычно составлялся в виде сплошного ряда букв, без разделения слов. На непосвященного тогдашнего адресата это производило сильное психологическое впечатление. Но у даже у школьника, интересующегося криптологией в наше время, такие шифры вызывают лишь снисходительную улыбку абсолютного превосходства.

Лишь два исторических примера, подтвержденных учеными из МГУ. Монахи одного из отдалённых русских монастырей решили «настучать» на княжеского слугу, замучившего их финансовыми и материальными поборами. Чаша терпения переполнилась, но жалобщики подстраховались от того, их челобитная князю может оказаться в руках мздоимца. Текст из Ермолинской летописи от 1463 года таков: «А прочих его чудес великое множество, невозможно ни описать, ни исчесть − потому что во плоти есть цьяшос». По расшифрованным цифровым ключам последнее слово означало «дьявол», самое страшное тогда обвинение. Использовалась вышеуказанная замена одной буквы на другую из той те азбуки.

Вот другой пример: в Новгородской грамоте, обнаруженной в середине прошлого века, есть деловая запись от «Радослава к Хотеславу» с просьбой о денежном займе. Она содержит короткую метафорически зашифрованную приписку: «Якове брате, е…и лёжа!». Смысл её современному предпринимателю ясен до боли: не умножай без надобности сущностей, не воображай из себя невесть кого, соглашайся на предлагаемые условия(1).

Исторически параллельно с деловыми и финансовыми отношениями на Руси шифрование и дешифровка отменно развивались как важнейшее государственное дело, а также в политических целях, даже проникали в сферу культуры. Не так давно историки из МГУ на основе результатов дешифровки древнерусской тайнописи выдвинули версию, что автором «Слова о полку Игореве» была…. женщина! Полоцкая княжна Мария Васильковна, жена великого князя Киевского Святослава Всеволодича(2). Вспомним также, что А.С. Пушкин зашифровал десятую главу «Евгения Онегина», а затем сжег основную часть рукописи. Не станем осуждать нашего национального гения, основания у него на то были. Однако, благодаря усилиям отечественных криптологов, мы теперь можем читать сохранившиеся фрагменты.

_____________________________________________________________________________

1 М.Н. Сперанский.«Тайнопись в юго0славянских и русских памятниках письма». − Л., 1929.
2 Г.В. Сумарокова.«Затаенное имя. Тайнопись в «Слове о полку Игореве». − МГУ, 1997.

 

 

Смотрите также

Поприще стража

30 марта, 2011

Время не бремя

10 ноября, 2010
Подпишись на новости!
Подписаться