Новость

4 июля, 2018

ФСБ дало определение «шпионской техники» для Уголовного кодекса

Федеральная служба безопасности предложила свое определение технических средств, предназначенных для негласного сбора информации, для ст. 138.1 Уголовного кодекса России. Текст поправки размещен в базе нормативно-правовых актов.

Регулятор предлагает считать​ техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, «приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент», а также «программное обеспечение», которым намеренно «приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)».

При этом предлагается отнести к такого рода шпионской технике любые электронные приборы вне зависимости от их внешнего вида, технических характеристик и принципов работы.

Разработать определение спецсредств, предназначенных для негласного сбора информации, ФСБ пообещала после того, как во время пресс-конференции президента Владимира Путина ему рассказали о курганском фермере Евгении Васильеве, обвиненном по статье о незаконном обороте такой техники за использование GPS-трекера, купленного на AliExpress для слежки за своим теленком. Сотрудники ФСБ нашли в этом трекере микрофон, который можно включать дистанционно.

Ст. 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) в качестве меры наказания предусматривает либо штраф в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы за период до 18 месяцев, либо ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до четырех лет. После того как Путин пообещал, что практика применения статьи будет отрегулирована, дело фермера Васильева вернули в прокуратуру на доследование, а позже прокуратура перед ним извинилась.

Самыми распространенными программами, предназначенными для негласного получения информации, можно считать мобильные программы-трояны, считает специалист Лаборатории криминалистики Group-IB Никита Панов. ​«Это истории звонков, СМС и сообщения мессенджеров, учетные данные из приложений — мобильных банков. Некоторые трояны способны незаметно для владельца производить съемку с камеры мобильного телефона и отправлять запись злоумышленнику, то же касается и записи звука», — рассказал Панов.

Кроме того, к устройствам, которым «намеренно приданы качества и свойства для обеспечения скрытого получения информации», можно причислить устройства для создания концепции «умный» дом, считает эксперт. Это видеокамеры, датчики звука и движения, электронные замки для дверей, которые объединены в единую сеть и управляются пользователем удаленно, в том числе через интернет.

«Мало кто из владельцев проверяет, какого рода данные и куда передаются с данного типа устройств. Возможно, что злоумышленники воспользуются данными с электронного замка, чтобы понять, когда жильцов нет дома, и проникнуть в квартиру», — рассуждает Панов.

Большое количество обычных бытовых приборов, например телевизоры, имеют функционал для выхода в интернет. В 2017 году эксперты по информационной безопасности выявили, что телевизоры Samsung отправляют данные о просматриваемых телеканалах производителю. Это производилось без ведома владельца.

Интересно, что за рубежом «видеошантаж», при котором преступники вымогают у людей деньги за кадры скрытой съемки, сделанные с помощью таких программ, стал одним из популярных видов мелкого криминального заработка. При этом с точки зрения российского законодательства подобные программы не относятся к техническим средствам вообще и не всегда могут быть квалифицированы как вредоносные программы. Их разработка и распространение выпадают из поля зрения правоохранительных органов, и эту ситуацию разработчики поправки из ФСБ хотят исправить.

Отметим, что помимо Уголовного кодекса, понятие специальных средств, предназначенных для негласного сбора информации, содержится в ст. 20.23 КоАП РФ. За нарушение правил оборота таких спецсредств КоАП предусматривает штраф от 2 тыс. до 2,5 тыс. руб. с конфискацией этих устройств (для должностных лиц максимальный штраф — 5 тыс. руб.).