А вам нравится «BIS Journal»?

Присоединяйтесь к обществу профессионалов по информационной безопасности.

«BIS Journal» рекомендует!
Нажмите МНЕ НРАВИТСЯ!

10 января, 2017«BIS Journal» № 4(23)/2016

Соловяненко Нина

старший научный сотрудник (Институт государства и права РАН)


Каким может быть закон об электронном документе

Он должен учитывать юридическую сущность документа вообще, и электронного документа в частности

10 марта 2016 года в Москве в ходе семинара, посвященного проблемам электронного документооборота, были поставлены актуальные общесистемные и нормативные вопросы применения электронных документов.

Представляется правильным сделанный экспертами акцент на том, что развитие федеральной законодательной базы в сфере ЭДО пока явно недостаточное[1].

В настоящее время разнообразные юридические действия совершаются (или должны совершаться) в электронном виде путем использования электронных документов. Применение электронных документов в юридических целях требует специального правового механизма.  Такой механизм должен  однозначно определить  условия, при которых электронный документооборот между субъектами с различным правовым статусом: частными физическими и юридическими лицами, органами государственной власти, муниципальными органами, имеет юридическую силу и влечет правовые последствия; установить институты и процедуры, задействованные при осуществлении электронного документооборота, а также урегулировать общие вопросы правового режима электронных документов, в том числе в закрытых системах.

В этих целях требуется разработка и принятие федерального закона «Об электронном документе (документообороте)», который должен учитывать юридическую сущность документа вообще, и электронного документа в частности.

Традиционно документ определяется как деловая бумага, подтверждающая факт или право на что-либо, способная служить письменными, в том числе судебными доказательствами юридических отношений и событий, и рассматривается правоведами как способ оформления правовых отношений.

В информационном обществе юридическая трактовка документа изменилась и сосредоточилась не на фиксации в нем правового отношения, а на выявлении взаимосвязи документа (прежде всего электронного) и информации. Электронный документ стал трактоваться как информация, обладающая установленными реквизитами и представленная в электронной форме.

 При таком подходе утратился юридический смысл и юридическая функция электронного документа, из него было исключено правовое отношение и стало непонятно, на каком основании он должен вызывать те же правовые последствия, что и документ бумажный.

В качестве такого основания должен служить разработанный UNCITRAL правовой принцип функционального эквивалента, который используется в области электронной торговли, электронной подписи, электронных передаваемых записей.

В соответствии с данным принципом в законодательстве устанавливаются требования, которым должен удовлетворять электронный документооборот для того, чтобы он отвечал тем же юридическим целям и функциям, которые выполняются в традиционной бумажной системе.

Законом «Об электронном документе (документообороте)» должен быть создан правовой механизм, обеспечивающий функциональный эквивалент - гарантирующий, что электронный документооборот будет фиксировать правоотношение, т. е. даст тот же юридический результат, что и документ бумажный.

Указанный правовой механизм следует конструировать путем законодательного оформления «инфраструктуры доверия электронным документам», в рамках которой уполномоченные лица – провайдеры совершают юридические действия по оказанию доверенных услуг: выполняют подтверждающие, устанавливающие личность, регистрационные, доказательственные функции, влияющие на действительность, статус и форму электронных документов.
 
Доверенными услугами являются: создание, проверка, подтверждение, электронных подписей и сертификатов, электронных печатей, электронных штампов времени, электронных документов, а также электронная доставка документов и сообщений, удостоверение подлинности вебсайтов и др.

Юридические конструкции доверенных услуг (сервисов), пространства доверия, субъектов и сервисов доверенной третьей стороны зафиксированы в европейских и евразийских правовых документах: в Постановлении (ЕС) № 910/2014 Европейского парламента и Совета «Об электронной идентификации и доверенных услугах для электронных транзакций на внутреннем рынке и отмене Директивы 1999/93/ЕС»; в Договоре о Евразийском экономическом союзе (Протоколе об информационно-коммуникационных технологиях и информационном взаимодействии).

В законе «Об электронном документе (документообороте) необходимо закрепить положение о том, что юридическое признание электронных документов по сути является признанием юридической роли доверенных услуг и субъектов, которые такие услуги оказывают.

Закон должен состоять из двух частей – общей (институциональной) и особенной (функциональной).

Общая часть посвящена основным положениям о доверенных услугах, лицах, которые их оказывают (провайдерах) и электронных документах (включая электронные подписи, электронные печати, электронные штампы времени, сертификаты и т.д.).

Общая часть включает также базовые принципы: технологической нейтральности законодательства; функциональной эквивалентности; защиты персональных данных и т.п.

В законе следует предусмотреть:
  • открытый перечень доверенных услуг и общие требования к ним (к безопасности, надежности и др.);
  • общие условия признания доверенных услуг, в том числе в качестве судебных доказательств;
  • юридические различия между квалифицированными и неквалифицированными доверенными услугами;
  • особенности правового статуса надежных поставщиков доверенных услуг и требования к ним;В общей части должны быть сформулированы:
  • условия признания юридической силы электронных документов и иных электронных записей, электронных подписей, электронных печатей, электронных штампов времени;
  • положения о юридической силе квалифицированной электронной подписи, квалифицированного сертификата;
  • правовой режим электронной официальной доставки и хранения электронных документов.
Особенная, функциональная, часть предусматривает юридические условия функционирования доверенных сервисов в зависимости от сферы применения электронного документа.

1. Административная сфера и публичные услуги. Правовой механизм характеризуется государственным регулированием и контролем.

Включает:
  • условия признания электронной идентификации и доверенных услуг институтами, органами, ведомствами и учреждениями, в том числе в сфере публичных услуг, оказываемых частным лицам;
  • особенности функциональной эквивалентности электронной и письменной формы документов и иных записей в административной сфере и сфере публичных услуг;
  • использование электронных документов, подписанных квалифицированной электронной подписью;  сертифицированных средств квалифицированной электронной подписи; квалифицированных поставщиков доверенных услуг;
  • ответственность квалифицированных поставщиков;
  • систематический государственный контроль за деятельностью квалифицированных поставщиков.
2. Сфера электронной торговли.  Правовой механизм характеризуется договорными отношениями и элементами государственного контроля. 

Включает:
  • свободу договора и не дискриминацию при использовании электронных документов, квалифицированных и неквалифицированных электронных подписей, сертификатов, квалифицированных или неквалифицированных доверенных услуг;
  • особенности функциональной эквивалентности электронной и письменной формы документов и иных записей;
  • особенности реализации принципа технологической нейтральности правовых норм и требований;
  • возможность ограничения ответственности поставщиков доверенных услуг;
  • страхование финансовых рисков поставщиков доверенных услуг;
  • ограниченный государственный контроль.
3. Правовые отношения в закрытых системах. Основаны на саморегулировании и оказывают воздействие только на участников таких систем, но не третьих лиц:
  • регулирование осуществляется для управления внутренними процессами самими участниками, которые устанавливают правила системы, включающие санкции за нарушение правил и механизмы разрешения конфликтов;
  • участники системы действуют, исходя из автономии воли, в своем интересе и на свой страх и риск;
  • саморегулирование осуществляться на легитимной основе, применяются законодательно не запрещенные инструменты и конструкции.
[1] «Как скоро электронный документ заменит бумажный» //   BIS Journal – Информационная безопасность банков 02/2016 с.14-19

Поделитесь с друзьями:

Мы в социальных сетях

События

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
К ближайшим мероприятиям...