А вам нравится «BIS Journal»?

Присоединяйтесь к обществу профессионалов по информационной безопасности.

«BIS Journal» рекомендует!
Нажмите МНЕ НРАВИТСЯ!

10 мая, 2016«BIS Journal» № 2(21)/2016

Емельянов Геннадий

член-корреспондент (Академия криптографии РФ)

Ларин Дмитрий

историк криптографии, кандидат технических наук (BIS Journal)


Рождение советской криптографии

95 лет назад был создан Спецотдел при ВЧК

История российской криптографии насчитывает несколько веков. Технологии защиты информации, в том числе и шифры, применялись в нашем Отечестве с древних времен. Подробнее об этом можно прочитать в статьях [Ларин, 2009], [Ларин, 2009–4]. Шифровальная служба России была создана в 1549 году в Посольском приказе. Начало криптоанализа в России заложил Петр I [Ларин, 2009–3]. В 1742 году началось регулярное дешифрование иностранной шифрпереписки. С начала XIX века шифровальные службы были в составе МИД, военного ведомства и МВД, криптоанализом занимались исключительно специалисты внешнеполитического ведомства [Соболева, 2002]. В 1898 году в Особом отделе департамента полиции была организована дешифровальная служба МВД для борьбы с шифрами революционеров [Гольев, 2008–2]. Во время русско-японской и Первой мировой войны русские моряки успешно вели радиоразведку и осуществляли дешифрование вражеских радиограмм [Гольев, 2005–1]. Важнейшей датой в истории отечественной криптографии является 5 мая 1921 года, когда был создан Спецотдел ВЧК, родоначальник криптографической службы Советской России. Впервые в нашей стране была создана единая криптографическая организация. Современные российские криптографические службы являются наследниками этой организации.
 
РОЛЬ ЛЕНИНА
 
После Октябрьской революции 1917 года судьба России круто изменилась. Необходимость организации новой системы государственного управления потребовала коренной перестройки всех государственных служб и институтов. Не составила исключения и криптографическая служба России, которая в молодой Советской республике создавалась фактически заново. Необходимость организации службы, которая осуществляла бы централизованное управление шифровально-дешифровальным делом, стала очевидной для руководителей государства в годы Гражданской войны. Опыт Гражданской и Первой мировой войн красноречиво свидетельствовал, что умение держать в тайне информацию о себе и получать информацию о противнике является одним из важнейших факторов победы.
 
В январе 1921 года руководитель государства В. И. Ленин был ознакомлен с некоторыми материалами о результатах работы радиоразведки в годы Первой мировой и Гражданской войн. Ленин отметил большую важность этой работы и поручил Реввоенсовету и ВЧК заняться организацией специальной радиоразведки. Еще будучи в подполье, Ленин уделял большое внимание шифровальному делу. Став руководителем советского государства, он продолжал уделять внимание защите информации криптографическими методами и вопросам добывания информации при помощи радиоразведки и криптоанализа. Ленин несколько раз лично давал рекомендации по совершенствованию системы пользования шифрами, повышению шифрдисциплины, излагал свое мнение о принципах построения шифровальной службы.
 
Приведем показательную цитату. В 1922 году Ленин писал: «Сообщают об английском изобретении в области радиотелеграфии, передающем радиотелеграммы тайно. Если бы удалось купить это изобретение, то радиотелеграфная и радиотелефонная связь получила бы еще более громадное значение для военного дела» [Лекарев, 2002]. В Советской России началось критическое осмысление состояния безопасности отечественных линий связи и определение организационных форм будущей шифровальной службы страны. В начальный период этой деятельности руководители страны уделяли этой службе должное внимание.
 
НА БАЗЕ ВЧК
 
В сентябре 1920 года Политбюро рассмотрело предложение Ленина принять меры к усложнению шифров и к более строгой охране шифрованных сообщений. Политбюро постановило поручить наркому по военным и морским делам Л. Д. Троцкому организовать комиссию из представителей Наркомвоен, Наркоминдел, ЦК РКП(б) и Наркомпочтеля (Наркомат почты и телеграфа). В. И. Ленин, изучив досконально вопрос и зная мнение различных заинтересованных ведомств, поручает изыскать пути наведения порядка в шифровальном деле руководству BЧК, хотя шифровальные службы по традиции сохранялись и во внешнеполитическом ведомстве, и в военном наркомате. Возможно, на выбор базового ведомства по осуществлению криптографической деятельности повлияла сложность обстановки, а также то обстоятельство, что главной функцией ВЧК уже в тот период было обеспечение государственной безопасности в целом. Именно на обеспечение государственной безопасности направлена и деятельность криптографической службы. Во второй декаде января 1921 года Коллегия ВЧК принимает решение о созыве совещания представителей заинтересованных ведомств для подготовки соответствующих предложений по воссозданию криптографической службы. В обсуждении вопроса принимали участие представители ЦК РКП(б), ВЧК и наркоматов.
 
12 апреля на заседании Малого Совнаркома был представлен проект создания Специального отдела при ВЧК. С данным проектом выступил один из руководителей ВЧК Глеб Иванович Бокий. Вот текст этого документа:
 
«Имея в виду: 1) Отсутствие в Республике центра, объединяющего и направляющего деятельность шифровальных органов различных ведомств, и связанные с этим бессистемность и случайность в постановке шифровального дела,
 
2) Возможность, благодаря этому при существующем положении, широкого осведомления врагов Рабоче-Крестьянского государства о тайнах Республики, Совет Народных эмиссаров постановил:
 
Образовать при Всероссийской Чрезвычайной комиссии «Специальный отдел», штаты в коем утверждаются Председателем ВЧК. Начальник Специального отдела назначается Совнаркомом.
 
В круг ведения Специального отдела при ВЧК включить:
 
I. Постановку шифровального дела в РСФСР:
 
А. Научная разработка вопросов шифровального дела:
 
а) анализ всех существующих и существовавших русских и иностранных шифров;
 
б) создание новых систем шифров;
 
в) составление описаний шифров и инструкций по шифровальному делу и пользованию шифрами;
 
г) собирание архивов и литературы по шифровальному делу для концентрирования такового при Спецотделе;
 
д) составление и издание руководств по вопросам шифрования.
 
Б. Обследование и выработка систем шифров:
 
1. Обследование всех действующих в настоящее время шифров и порядка пользования ими шифрорганами;
 
2. Окончательная обработка инструкций по шифровальному делу и пользованию шифрами и выработка правил работы шифрорганов;
 
3. Распределение вновь выработанных систем шифров между всеми ведомствами.
 
В. Организация учебной части:
 
1. Выработка программы школы шифровальщиков;
 
 2. Создание школы шифровальщиков;
 
3. Укомплектование школы преподавателями и учениками.
 
Г. Учет личного состава шифровальных органов. Наблюдение за закономерной постановкой шифровального дела. Инструктировка и инспекция шифровальных органов:
 
1. Учет и проверка всех сотрудников всех шифрорганов;
 
2. Распределение всяких сотрудников всех шифрорганов между последними в зависимости от индивидуальных качеств каждого работника и фактической потребности в работниках в том или ином шифроргане, а также зависимо от государственной важности каждого учреждения;
 
3. Чистка неблагонадежного и неспособного элемента из всех шифрорганов;
 
4. Наблюдение за закономерной постановкой шифровального дела во всех шифрорганах;
 
5. Инструктировка и инспекция всех шифрорганов и проведение в жизнь Инструкции и правил по шифровальному делу.
 
Постановка расшифровального (имеется в виду дешифрование — прим. авт.) дела в РСФСР:
 
1. Изыскание способов повсеместного улавливания всех радио, телеграмм и писем неприятельских, иностранных и контрреволюционных;
 
2. Открытие ключей неприятельских, иностранных и контрреволюционных шифров;
 
3. Расшифровка всех радио, телеграмм и писем неприятельских, иностранных и контрреволюционных.
 
Все распоряжения и циркуляры Специального отдела при ВЧК по всем вопросам шифровального и расшифровального дела являются обязательными к исполнению всеми ведомствами РСФСР» [Соболева, 2002, с. 405–407].

 
Оценивая этот документ сегодня, можно утверждать, что в функциях Спецотдела уже с самого начала были предусмотрены по существу все направления криптографической службы, которые в совокупности обеспечивают решение задачи обеспечения информационной безопасности государства.
 
ПЕРВЫЕ СОТРУДНИКИ
 
 5 мая 1921 года постановлением Малого Совнаркома при ВЧК был создан Специальный отдел, начальником его и одновременно членом коллегии ВЧК назначен Г. И. Бокий. Отдел стал единым центром криптографической службы страны, назывался он «8-й спецотдел при ВЧК».
 
Кадровому составу спецотдела, на наш взгляд, следует уделить особое внимание. И здесь нельзя не остановиться на личности его первого руководителя Глеба Ивановича Бокия. Этому человеку предстояло стать главным организатором криптографической службы страны и ее первым руководителем, он возглавлял Спецотдел с 1921 по 1937 годы.



На снимке: Глеб Иванович Бокий, первый начальник Спецотдела
 

Глеб Иванович Бокий родился в 1879 году в старинной дворянской семье. В 1897 году вступил в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» и вскоре стал видным революционером, с 1900 года он член РСДРП, на протяжении 20 лет — с 1897 по 1917 год являлся одним из руководителей петербургского большевистского подполья. В конце 1916 — начале 1917 года Глеб Иванович был членом Русского бюро ЦК РСДРП, в октябре 1917 года он член Петербургского военно-революционного комитета, один из руководителей вооруженного восстания. На протяжении своей революционной карьеры Бокий активно использовал шифры, мало того, он разрабатывал и собственные шифрсистемы. Так, при аресте Г. И. Бокия сотрудники правоохранительных органов нередко обнаруживали на первый взгляд самые обычные ученические тетради, исписанные математическими формулами. В действительности это были конспиративные записи, зашифрованные изобретенным Бокием математическим шифром. Ключ к нему был известен только автору. Дешифровальщики Департамента полиции подозревали, что за этими «формулами» скрывается шифр, но дешифровать его так и не смогли. «Сознайтесь, предлагал Бокию следователь, это шифр?» А Глеб Иванович невозмутимо отвечал: «Если шифр, то расшифруйте». С досадой следователь возвращал ему эти загадочные тетради» [Соболева, 2002, с. 336].
 
Для разработки и реализации проекта создания спецотдела Г. И. Бокий пригласил ряд специалистов-криптографов — В. И. Кривоша-Неманича, И. А. Зыбина (подробнее о нем в статье [Гольев, 2008–2]) и И. М. Ямченко, Г. Ф. Булата, Е. С. Горшкова, Э. Э. Картали, Е. Э. Морица, работавших ещё до революции. Они внесли большой вклад в становление советской криптографической службы.
 
К дешифровальной работе в качестве экспертов-аналитиков в то же время или немного позже (1922– 1923 гг.) были привлечены Б. А. Аронский, Б. П. Бирюков, Ф. А. Блох-Хацкелевич, В. И. Геркан, П. А. Гольдштейн, К. Н. Иосса, И. Г. Калтград, Г. К. Крамфус, Р. В. Кривош-Неманич (сын В. И. Кривоша-Неманича), Г. П. Майоров, В. К. Мицкевич, П. А. Мянник, С.С. Толстой, Б. Ю. Янсон и др. В создании основ новой криптографической службы приняли участие и те, кто ранее не работал в этой области. Как мы уже говорили, это были люди, которых лично пригласил Бокий для работы в отдел, исходя из их деловых качеств: А. Г. Гусев, А. М. Плужников, Ф. И. Эйхманс, В. X. Харкевич и др. [Соболева, 2002, С. 418].
 
СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ
 
Структура отдела, кадровый состав, задачи и методы его работы во многом продолжали традиции криптографической службы дореволюционной России. В начале 1920-х годов отдел включал шесть, а позднее семь отделений. Однако собственно криптографические задачи в строгом их понимании решали только три из них: 2-е, 3-е и 4-е.



На снимке: Здание ВЧК на Лубянской площади до реконструкции 1932 года.
 
В целом распределение задач, стоящих перед отделениями, было таким:
 
1-е отделение — «наблюдение за всеми государственными учреждениями, партийными и общественными организациями по сохранению государственной тайны».
 
2-е отделение — теоретическая разработка вопросов криптографии, выработка шифров и кодов для ВЧК (ГПУ — ОГПУ — НКВД) и всех других учреждений страны (включая Народный комиссариат иностранных дел, военное ведомство и др.). Отделение в первые годы состояло из семи человек, его начальником являлся Ф. Г. Тихомиров.
 
3-е отделение. Перед этим отделением стояла задача «ведения шифр-работы и руководства этой работой в ВЧК (ГПУ — ОГПУ — НКВД). Состояло оно вначале всего из трех человек, руководил отделением старый большевик, бывший латышский стрелок Ф. И. Эйхманс, одновременно являвшийся заместителем начальника спецотдела. Эйхманс организовывал шифрсвязь с заграничными представительствами органов безопасности РСФРС, а впоследствии СССР, направлял, координировал их работу.
 
4-е отделение. Восемь человек этого отделения занимались «открытием иностранных и антисоветских шифров и кодов и дешифровкой документов». Начальниками отделения были: с мая по декабрь 1921 года — Ященко, с января по август 1922 года — Горячев, с августа 1922 по сентябрь 1923 — Эльтман, с сентября 1923 года по январь 1938 года — А. Г. Гусев, который одновременно выполнял обязанности помощника начальника спецотдела.
 
5-е отделение. «Перехват шифровок иностранных государств; радиоконтроль и выявление нелегальных и шпионских радиоустановок; подготовка радиоразведчиков».
 
6-е отделение — «изготовление конспиративных документов».
 
7-е отделение — «химическое исследование документов и веществ, разработка рецептов; экспертиза почерков, фотографирование документов [Соболева, 2002, с. 409–410].
 
СТАНЦИИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
 
Работа Спецотдела началась с детального изучения архивов дешифровальных служб дореволюционной России. Среди архивных документов были обнаружены подлинники и копии шифров Болгарии, Германии, Китая, США и Японии, а также отчеты о работе по их вскрытию, учебные пособия. Этот факт сыграл важную роль в подготовке специалистов-криптографов в послереволюционной России. Успехи советской специальной службы в создании систем шифров, системы радиоперехвата, подготовке кадров специалистов-криптографов свидетельствуют о большой целенаправленной и продуманной работе, которая велась в стране в области развития криптографической службы. Подготовке новых кадров для шифровальной работы уделялось большое внимание: при ВЧК еще в 1921 году были созданы курсы шифровальщиков, где именитые профессионалы делились опытом с молодежью.
 
Вопрос об организации радиоперехвата, в том числе и зашифрованной информации, был решен путем создания станций особого назначения. Для этого использовались все имевшиеся в войсках приемные, приемно- контрольные и пеленгаторные радиостанции. Таким образом, была создана и начала функционировать служба специальной радиоразведки, работавшая в интересах ВЧК. Кроме телеграмм, поступавших с телеграфа, часть шифрованной иностранной переписки и переписки белой гвардии по заданиям ВЧК и военных органов перехватывалась на Серпуховской приемной радиостанции Реввоенсовета и Шаболовской радиостанции Наркомпочтеля [Востоков, 2000–2], [Гольев, 2008].



На снимке: Часть шифрованной иностранной переписки и переписки белой гвардии перехватывалась на Шаболовской радиостанции Наркомпочтеля.
 
25 августа 1921 года Спецотдел ВЧК издал приказ, в соответствии с которым все подразделения в центре и на местах должны были направлять в отдел обнаруженные при обысках и арестах шифры, ключи к ним и шифрованные сообщения [Соболева, 2002, с. 421].
 
ПЕРЫЕ УСПЕХИ
 
Одним из первых успехов сотрудников спецотдела стало дешифрование немецкого дипломатического кода, и с июля 1921 года вся переписка между Берлином и посольством Германии в Москве благополучно становилась достоянием ВЧК. В августе 1921 года были дешифрованы шифры турецких дипломатических телеграмм. При этом следует отметить интересный факт. С 1927 по 1931 годы ОГПУ поддерживало негласный, но официальный контакт с турецкой контрразведкой. Турки, по их собственному утверждению, «получили … от ОГПУ очень важную помощь в организации шифровального и дешифровального дела» [Очерки, 1997, т. 2, с. 269]. Из Турции приходила и криптографическая информация, касающаяся других стран. В первой половине 1930-х годов советской резидентуре в Турции удалось приобрести несколько хорошо информированных источников. Так, в 1932 году начал сотрудничать с советской разведкой агент «Пижама», служащий посольства Японии в Турции. В течение нескольких лет он передавал важные шифрматериалы посольства Японии [Гольев, 2008].
 
Успехи советских криптоаналитиков продолжались. В 1924 — вскрыты два шифра польского разведотдела генерального штаба, которые использовались для связи с военными атташе в Москве, Париже, Лондоне, Вашингтоне и Токио. В 1927 году началось «чтение» японской шифрпереписки, в 1930 — американской.
 
Возможность читать зашифрованную переписку противника имеет большое значение и для оперативной деятельности внешней разведки. Вот пример. В 1921 году ИНО (иностранный отдел ВЧК, занимавшийся внешней разведкой) добыл шифры антисоветских организаций в Лондоне и Париже. Перехваченные и дешифрованные телеграммы этих центров оказали серьезную помощь в выявлении и обезвреживании врагов молодой советской республики [Гольев, 2008], [Очерки, 1997, т. 2, с. 84].
 
РАЗВЕДКА И КОНТРРАЗВЕДКА
 
В 1922 году в ГПУ СССР (бывшей ВЧК) был создан контрразведывательный отдел (КРО). В первые же годы своего существования сотрудники КРО добыли ряд шифров и кодов, на основании которых большинство телеграфных сообщений иностранных посольств в Москве контролировалось советскими криптоаналитиками. В последующие годы был проведен еще ряд операций по добыче иностранных шифров [Мерзляков, 1999, с. 231].
 
В начале 1924 года резидентом советской разведки в Ковно (в то время столица Литвы) стал И. К. Лебединский. Он завербовал курьера французского военного атташе в Литве. Через этого курьера советская разведка получала черновики секретной переписки атташе с Парижем, что помогло в раскрытии французских шифров. Работа курьера, получившего псевдоним «Василий», продолжалась до начала 1940-х годов [Очерки, 1997, т. 2, с. 239].
В середине 1920-х годов советский военный атташе в Персии (ныне Иран) Бобрищев (бывший офицер царской армии) завербовал себе на службу практически всех шифровальщиков Главного штаба Персии. В результате был получен богатый материал, проливавший свет на внутреннюю и внешнюю политику этой страны. В 1927 году советская разведка завербовала эксперта по шифрам кабинета министров Персии.
 
К этому времени на СССР также работал шифровальщик одной из бригад персидской армии, дислоцировавшейся вблизи русской границы. Кроме того, советская разведка сумела получить ключ к шифрам дашнаков (дашнаки — члены националистической партии «Дашнакцутюн», правившей в армянской буржуазной республике в 1918–20 годах; в феврале 1921 года они организовали антисоветский мятеж, а после его подавления действовали за границей СССР). Деятельностью дашнаков руководили из города Тебриза, расположенного на территории Персии. Советский резидент в Тебризе установил связь с одним из чиновников почтовой службы Персии и скоро имел в своем распоряжении достаточную информацию, позволявшую ему своевременно узнавать обо всех планируемых мероприятиях дашнаков. К сожалению, в этом же году произошел провал, персидская контрразведка арестовала 4 шифровальщиков, работавших на СССР. Трое из них были расстреляны, а один получил 15 лет тюрьмы. Этот факт был придан огласке и из-за боязни разоблачения многие источники в Персии прекратили сотрудничество с советской разведкой [Гольев, 2008], [Очерки, 1997, т. 2, с. 245].
 
(Продолжение следует)
 
ЛИТЕРАТУРА
 
1. [Астрахан, 1996] Астрахан В.И., Гусев В.В., Павлов В.В., Чернявский Б.Г. Становление и развитие правительственной связи в России. Орел: ВИПС, 1996.
 
2. [Бабаш, 2004] Бабаш А.В., Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Шифры революционного подполья России XIX века // Защита информации. Конфидент. №4, 2004, с. 82-87.
 
3. [Востоков, 2000] Востоков К. Рождение радиоразведки. // Независимое военное обозрение №30, 2000, с.7.
 
4. [Ганин, 2001] Ганин В. 80 лет назад создана шифровальная служба. // Северный курьер, №87(23903), 8 мая 2001, www.dizzaster.ru.
 
5. [Гольев, 2005-1] Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Начало войны в эфире. // Защита информации. INSIDE. №3, 2005, с. 89-96.
 
6. [Гольев, 2005-2] Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Криптографическая деятельность во время гражданской войны в России. // Защита информации. INSIDE. №4, 2005, с. 89-96.
 
7. [Гольев, 2008] Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Тришин А.Е., Шанкин Г.П. Криптография: страницы истории тайных операций. М.: Гелиос АРВ, 2008.
 
8. [Гольев, 2008-2] Гольев Ю.И., Ларин Д.А., Шанкин Г.П. Криптографическая деятельность революционеров в России. Полиция против революционеров. // Защита информации. INSIDE. №2, 2008, с. 86-96.
 
9. [Кан, 2004] Кан Д. Война кодов и шифров. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004.
 
10. [Ларин, 2009] Ларин Д.А. Истоки отечественной криптографии. // Математика для школьников, №4, М.: 2009, с. 49-64.
 
11. [Ларин, 2009-2] Ларин Д.А. Криптографическая служба в годы Гражданской войны в России. // Проблемы отечественной истории. Сборник научных статей. Выпуск 11. М.: Издательство РАГС, 2009, с.73-96.
 
12. [Ларин, 2009-3] Ларин Д.А. Криптографическая деятельность в России при Петре Великом. // Защита информации. INSIDE. Спб. 2009. №5, с. 76-88, №6, с. 73-86.
 
13. [Ларин, 2009-4] Ларин Д.А. Защита информации в Древней Руси. // Вестник РГГУ №12/10, серия «Информатика. Защита информации. Математика». Научный журнал. М.: РГГУ, 2010, с. 13-35.
 
14. [Лекарев, 2002] Лекарев С., Порк В. Радиоэлектронный щит и меч. // Независимое военное обозрение №2, 2002, с.7.
 
15. [Мерзляков, 1999] Мерзляков В. КРО ОГПУ: люди и судьбы двадцатых. // В сборнике: Тайные операции российских спецслужб с IX по XXI век. М. «Гелиос», 2000 с. 215-252.
 
16. [Очерки, 1997] Очерки истории российской внешней разведки в 6 томах, под ред. Е.М. Примакова и С.Н. Лебедева, М., «Международные отношения», 1999.
 
17. [Соболева, 2002] Соболева Т.А. История шифровального дела в России. М.: ОЛМА-ПРЕСС-Образование, 2002.

 

Поделитесь с друзьями:

Мы в социальных сетях

События

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31